Нозологии детских психических расстройств

Нозологии детских психических расстройств

Тревожные расстройства (ТР) являются одним из распространенных поводов для обращения к врачам и часто встречаются в клинической практике педиатра и детского невролога. Следует отметить, что до сих пор некоторые специалисты в процессе наблюдения за детьми и подростками с ТР продолжают пользоваться такими формулировками, как «невротические состояния», «невротические реакции», «неврозоподобный синдром», нередко неправомерно применяют понятия «астения», «неврастения», «астенический невроз». Перечисленные термины не соответствуют дефинициям ТР в классификациях последних лет [1, 2], а также современным представлениям о природе ТР.

По данным эпидемиологических исследований, общая частота встречаемости всех ТР в детской и подростковой популяции варьирует от 9 до 32% и характеризуется возрастанием по мере взросления детей [3].

У большинства взрослых пациентов с эмоциональными и аффективными расстройствами первые симптомы манифестировали в детстве или отрочестве, и это были проявления ТР [4, 5]. Таким образом, формирование клинической картины ТР происходит постепенно.

Однако у многих детей и подростков ТР долго остаются неустановленными, что влечет отсутствие специализированной помощи и лекарственной терапии, а вслед за этим — хронизацию ТР.

Остановимся на особенностях проявлений ТР у детей и подростков. Следует отметить, что у ряда пациентов одновременно могут отмечаться симптомы не одной, а нескольких форм ТР.

 Кроме того, ТР могут выступать в качестве как самостоятельного, так и сопутствующего состояния при многих заболеваниях нервной системы у детей, включая нарушения развития речи и школьных навыков, синдром дефицита внимания и гиперактивности, первичные головные боли (особенно головную боль напряжения), эпилепсию, последствия перинатальных поражений нервной системы, черепно-мозговых травм, нейроинфекций, расстройства аутистического спектра и др.

ТР — группа синдромов эмоциональных нарушений, которые характеризуются интенсивной и длительной тревогой, субъективными ощущениями беспокойства, напряжения, мрачными предчувствиями, переживанием ущерба, а также появлением необычно сильного страха — иррационального и не соответствующего содержанию вызывающих его ситуаций или объектов [4, 6–9].

Диагностика и классификация ТР

Первая задача, которую необходимо решить при постановке диагноза ТР, — отличить тревогу как нормальный и упреждающий ответ на угрожающие или стрессовые воздействия от манифестации ТР.

 Тревога выполняет приспособительную сигнальную функцию («сигнальная тревога») для подготовки на уровне организма к встрече опасности и выбору реакции на нее: «атака, борьба» или «уход, избегание».

В норме проявления тревоги носят кратковременный (транзиторный) характер и хорошо поддаются контролю индивидуума.

  • Проявления тревоги приобретают клиническую значимость в тех случаях, когда:
  • становятся значительными их выраженность и продолжительность;
  • симптомы возникают при отсутствии стрессовых факторов;
  • симптомы нарушают физическое (соматическое) и социально-психологическое функционирование и адаптацию индивидуума.

На наличие ТР указывает то, что ребенок испытывает тревогу чаще (например, в большую часть дней месяца и в течение нескольких месяцев) и переживает ее более интенсивно по сравнению с ровесниками.

Чрезмерная тревога приводит к значительным нарушениям и ограничениям в жизни ребенка: ему трудно участвовать в обычных для его возраста видах деятельности, посещать школу, справляться с повседневными школьными и домашними заданиями, общаться и заводить друзей, посещать досуговые занятия и спортивные секции.

В таблице 1 представлены различия между приемлемыми в ходе индивидуального развития детей тревогой и страхами и патологическими их проявлениями.

Нозологии детских психических расстройств

  1. Все формы ТР сопровождаются изменениями на четырех уровнях.
  2. Эмоции: страх, опасения, смущение, стыд, чувство беспомощности, вины, печаль, гнев.
  3. Мысли: о вероятном вреде/опасности/ущербе, с которыми невозможно справиться самому, негативные мысли навязчивого характера.

Поведение: выбор стратегии избегания (активное уклонение от специфических ситуаций, мест или стимулов, его стертые проявления в виде неуверенности, нерешительности, стремления к одиночеству) и использование так называемых «приемов безопасности» (обращение к объектам и ситуациям, которые не позволяют развиться крайне выраженному страху, с формированием «ритуалов»). Могут наблюдаться повторные обращения ко взрослым за утешением и поддержкой, излишние извинения перед другими людьми.

Ощущения (физиологический уровень): вследствие дисбаланса вегетативной регуляции — учащенное сердцебиение, учащенное дыхание, усиленное потоотделение, головная боль, головокружение, чувство нехватки воздуха и приближения обморока, спазмы и боли в животе, тошнота, рвота, понос, парестезии (покалывание, онемение) в области лица или рук, ощущение неустойчивости или слабости в ногах, склонность к дрожанию или тремору, нарушения сна (трудности засыпания, беспокойный сон, кошмары, бессонница).

Одним из ключевых признаков ТР является страх, но его не следует отождествлять с тревогой. Тревога — это комбинация эмоций, а страх — одна из эмоций.

Страх как нормальная эмоция представляет собой реакцию на внешнюю угрозу и имеет адаптивный характер, предупреждает индивидуума о том, что ситуация может быть физически или психологически опасной. Страхи характеризуются нормальной возрастной эволюцией (табл. 2).

При этом они могут иметь характер реалистический (по отношению к конкретным животным, телесным повреждениям, природным явлениям) и нереалистический, иррациональный (страх темноты, мышей, чудовищ, катастроф).

Нозологии детских психических расстройств

Таким образом, страхи как изолированное явление не должны рассматриваться в качестве признака заболевания. Помощь специалиста необходима в тех случаях, когда страхи приводят к очевидным социальным ограничениям: отказу выходить на улицу из-за страха встретить собаку или пережить приступ паники, отказу посещать школу.

  • В клинической картине ТР страхи отличаются устойчивым и неадаптивным характером [9]:
  • чрезмерной интенсивностью, не соответствующей ситуации (количественный аспект);
  • необычным содержанием и необычностью объектов, вызывающих страх (качественный аспект);
  • неадекватной реакцией на ситуацию;
  • хронизацией страха;
  • невозможностью уменьшить или преодолеть страх;
  • существенными ограничениями в повседневной жизни.
  • В конечном итоге проявления ТР отражаются на всех сферах жизни, заметно ухудшая общее самочувствие ребенка, показатели школьной успеваемости, взаимоотношения в семье и дружеские контакты, социальную активность.
  • К ТР относятся [1, 2]:
  • ТР, связанное с разлукой в детском возрасте (сепарационное ТР);
  • селективный мутизм;
  • фобическое ТР детского возраста (специфические фобии);
  • социальное ТР детского возраста;
  • генерализованное ТР детского возраста;
  • паническое расстройство;
  • агорафобия.

Еще два расстройства, которые ранее относили к ТР, это обсессивно-компульсивное расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство. В современных классификациях [1, 2] они рассматриваются как отдельные нозологические формы.

Сепарационное ТР

Некоторые малыши испытывают страх и болезненные опасения оттого, что при реальной или воображаемой угрозе расставания случится что-то плохое с ними или их близкими (чаще всего — с родителями).

Ребенок стремится избежать расставания, испытывает чрезмерный страх, печаль, уходит в себя. С другой стороны, наблюдаются приступы ярости, плач со стремлением удержать рядом близкого человека, цепляние за него и категорический отказ расстаться.

Ребенок отказывается быть в ситуациях, когда может оказаться без близких: оставаться на ночь вне дома, ходить в гости к друзьям или родственникам, находиться дома одному или без родителей посещать школу.

После перенесенной разлуки с близкими дети остаются подавленными, замкнутыми и апатичными. Они отказываются оставаться одни в помещении, просят родителей присутствовать или быть доступными.

Обычно сепарационная тревога исчезает, когда дети растут, начинают ходить в школу и обретают уверенность. Тем не менее у некоторых детей их реакция на фактическое или ожидаемое расставание по-прежнему бывает чрезмерной, что иногда может продолжаться в первые 1–2 года обучения в школе и даже дольше.

Проявления сепарационного ТР могут затруднять или ограничивать нормальную активность ребенка, приводить к ухудшению посещаемости школьных занятий и успеваемости, к изоляции от сверстников, т. к. он избегает участия в школьных прогулках, экскурсиях, играх, походах с ночевками без родителей или других мероприятиях.

Читайте также:  Психотерапевты Москвы: как выбрать лучшего?

Такие дети отличаются от сверстников недостаточной самостоятельностью.

ТР, связанное с разлукой, наиболее распространено у детей до 12 лет, частота его проявлений снижается в подростковом возрасте. Таким ТР страдают около 4% детей и 1,5% подростков [1, 3, 4]. Тем не менее сепарационная тревога может сохраняться и во взрослой жизни.

Возникновение сепарационного ТР достигает пика в нескольких возрастных периодах: при поступлении в детский сад, в начальной школе в возрасте от 7 до 9 лет, при поступлении в средние и старшие классы школы.

Мальчики и девочки страдают сепарационным ТР одинаково часто.

В подростковом возрасте страх разлуки либо сохраняется, либо возникает впервые (после стрессового события, такого как развод родителей, потеря любимого человека, переход в новую школу, переезд).

Селективный мутизм

Селективный мутизмодна из форм ТР у детей, которую в ряде случаев приходится дифференцировать с алалией (дисфазией развития). Манифестирует в возрасте 2–5 лет. Распространенность в детской популяции составляет менее 1% [1, 10].

Чаще селективный мутизм встречается в семьях с двуязычием, при переезде на новое место жительства с иной языковой средой. Возникает в период активного становления речи или при поступлении в детский сад, при подготовке к школе.

Селективный мутизмограничивает коммуникативные возможности, может искажать психическое развитие ребенка, затрудняет его социальную адаптацию.

Ребенок перестает разговаривать со всеми, кроме небольшого круга знакомых людей. Это продолжается длительное время, до нескольких месяцев.

Несмотря на сохранность речи, ребенок сознательно отказывается от речевого общения (а иногда и от любого общения) в ситуациях, являющихся для него психотравмирующими (как в детском коллективе, так и среди взрослых).

При этом он не просто отказывается говорить — он не в состоянии делать это из-за ощущения, что его речь словно застывает в гортани. Постепенно ребенок учится предвидеть ситуации, которые провоцируют мутизм, и старается их избегать.

Важная особенность состоит в том, что у большинства пациентов с селективным мутизмом имеются проявления социального ТР, а в раннем возрасте — сепарационного ТР [10].

У ряда пациентов наблюдается сочетание селективного мутизма с такими расстройствами, как нарушения развития речи, энурез, энкопрез, задержка двигательного развития, аутизм, в редких случаях — синдром дефицита внимания и гиперактивности.

В настоящее время селективный мутизм не рассматривается в рамках оппозиционного поведения, но реакции оппозиции могут иметь место, если ребенка заставляют говорить.

Хотя первые симптомы селективного мутизма появляются в возрасте до 5 лет, они могут стать наиболее заметными с началом обучения в школе.

Селективный мутизм вызывает значительные трудности в жизни детей, сказывается на успеваемости, мешает им обращаться за помощью к педагогам и другим взрослым, не дает получать удовольствие от общения и участвовать в повседневных видах деятельности вместе со сверстниками.

У детей старшего возраста и подростков нередко усиливаются трудности в общении со сверстниками, что служит предпосылкой для формирования социального и генерализованного ТР или депрессии.

Специфические фобии

Страхи распространены и ожидаемы в детском возрасте, однако у некоторых детей и подростков страхи со временем становятся интенсивными и перерастают в фобии. Фобия — это сильный страх, который непропорционален определенному объекту или ситуации, предельно выраженная тревога при отсутствии непосредственной опасности.

Интенсивный страх перед определенными ситуациями и объектами сопровождается реакцией избегания из-за убежденности в том, что они опасны и причинят вред/травму.

Самые распространенные патологические страхи у детей вызывают: животные (собаки и птицы), насекомые и пауки, темнота, громкие звуки (особенно связанные с природными явлениями), клоуны, люди в масках или не­обычного вида, инъекции, болезни, вид крови.

Специфические фобии манифестируют от раннего возраста до 10 лет, ими страдают 6–9% детей и подростков, чаще девочки, чем мальчики (в соотношении 2:1) [1, 3, 4].

У некоторых пациентов фобия возникает после воздействия травмирующего или пугающего события, тогда как у других страхи появляются после наблюдения за тревожной реакцией других людей. Так, младший брат нередко начинает бояться паука, если он стал свидетелем того, как старший в испуге с криком убегает от паука.

Фобии отличаются от обычных детских страхов и редко исчезают самостоятельно. Нередко фобии не уменьшаются, несмотря на объяснения и заверения в безопасности со стороны взрослых.

В результате ребенок избегает пугающих мест или объектов, заставляет родителей проверять, нет ли их поблизости (например, перед сном хочет убедиться, что в комнате нет пауков), требует от родителей оставаться рядом.

Дети избегают парков, площадок, зон отдыха и других мест, где могут быть насекомые, отказываются от прогулок, экскурсий на природу, если там им могут встретиться опасные, по их мнению, животные (например, собаки), протестуют против посещения медицинских учреждений, врачей, в частности стоматологов.

По мере взросления детей фобии не исчезают, а изменяются по своему содержанию. Но подростки чаще, чем младшие дети, осознают, что их страх непропорционален реальной опасности, создаваемой конкретным объектом или ситуацией.

Кроме того, в отличие от маленьких детей, у которых контроль над собой в повседневной жизни слабее, подростки могут самостоятельно избегать определенных ситуаций и непосредственных столкновений со своим страхом.

У детей школьного возраста может наблюдаться страх перед школой, который проявляется так же, как и фобия, и они отказываются от ее посещения. В связи с этим появился термин «школьная фобия», хотя как таковых диагноза и формы ТР с таким наименованием не существует.

Диапазон проявлений школьных страхов может варьировать от незначительных жалоб на необходимость посещать занятия до истерик и отказа ходить в школу у детей младшего возраста, а у подростков — до частых пропусков уроков с последующим исключением из школы.

Дети могут бояться школы по многим причинам, например, из-за того, что надо оставаться без родителей (как это бывает при сепарационном ТР), из-за страха контактов с микробами (при обсессивно-компульсивном расстройстве), из-за боязни взаимодействий со сверстниками и учителями (при социальном ТР).

В этих случаях ребенок или подросток на самом деле боится не самой школы, а событий, которые там могут с ними произойти. В связи с этим термин «школьная фобия» не является точным.

Электронный научный журнал Современные проблемы науки и образования ISSN 2070-7428 "Перечень" ВАК ИФ РИНЦ = 0,931

1
Бодагова Е.А. 1
1 ФГБОУ ВО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России
В настоящем исследовании представлен результат клинико-эпидемиологического и психометрического обследования 374 детей, оставшихся без попечения родителей.

Подавляющее большинство воспитанников детских домов имеют отягощенную наследственность по алкоголизму у родителей (86%). Выявлено наличие психических расстройств у 72% детей, среди которых ведущие места занимают органические легкие когнитивные расстройства (28%) и социализированное расстройство поведения (22%).

Воспитанники имеют различные формы девиантного поведения (60%), в том числе делинквентного: 11% детей совершали общественно опасные деяния и привлекались к уголовной ответственности.

Читайте также:  Галлюцинации при шизофрении: нарушение восприятия, слуховые, обонятельные и другие виды, их проявления.

Сравнительный анализ показал, что у детей с социализированным расстройством поведения чаще были выражены конфликтность (31%), бродяжничество (53%), делинквентное поведение (61%) и неоднократное употребление алкоголя с вредными последствиями (62%).

Также отмечается, что практически у каждого второго имеются проблемы с употреблением алкоголя, каждый второй воспитанник курит, а 2% употребляют наркотические вещества (каннабиоиды).

При этом дети с диагнозом «Неоднократное употребление алкоголя с вредными последствиями» имеют средний уровень тревоги, депрессивное состояние от легкого до выраженного уровня и акцентуацию характера, чаще всего демонстративного и гипертимного типов.

оставшиеся без попечения родителей
1. Альбицкий В.Ю., Баранов В.А., Гасиловская Т.А.

Медико-социальные проблемы социального сиротства. М.: Литера, 2007. 193 c.
2. Корнетов Н.А. Проблемы сиротства в России // Молодое поколение XXI века: Актуальные проблемы социально-психологического здоровья: V Международный конгресс. М., 2013. С. 5.
3. Кремнева Л.Ф., Проселкова М.О., Козловская Г.В.

К вопросу об этиологии синдрома сиротства // Социальная и клиническая психиатрия. 2017. № 1. С. 20-25. 4. Kunovski I., Nikolova G., Filipovska A., Trpcevska L. Effects of childhood abuse and neglect on suicidal behavior in an adolescent clinical population. European psychiatry. 2019. V. 56S. P. S65-S66.
5. Ахметова В.В., Тарасова Т.П., Говорин Н.В.

Эмоциональные и волевые нарушения в условиях материнской депривации: монография. Казань: Бук, 2020. 162 с.
6. Бохан Н.А., Карауш И.С., Дашиева Б.А., Куприянова И.Е. Аддиктивное поведение и факторы риска, связанные со средой, у подростков с различным уровнем здоровья // Наркология. 2018. № 7. С. 48-57.
7. Allen B.

An analysis of the impact of diverse forms of childhood psychological maltreatment on emotional adjustment in early adulthood. Child Maltreatment. 2008. Vol. 13. P. 307-312.
8. Jones P.B. Adult mental health disorders and their age at onset. The British Journal of Psychiatry. 2013. Vol. 202. P. 5-10.
9. Пережогин Л.О. Систематика и коррекция психических расстройств у несовершеннолетних правонарушителей и безнадзорных: монография. М.: ФГНУ «ЦПВиСППДМ», 2010. 260 с.

В стратегических направлениях государственной политики в области здравоохранения и образования приоритетной и особо значимой для реализации модели устойчивого развития нашей страны остается тема здоровья детей. При этом в обществе уже давно сложилась особая и достаточно крупная социально-демографическая группа – социальные сироты [1, 2].

Проведенными многочисленными исследованиями доказано, что дети-сироты имеют нарушенную психику, отклонения в поведении, отставание в психомоторном и физическом развитии, а также худшие показатели соматического здоровья по сравнению с детьми, проживающими в семьях. Кроме этого, воспитанники сиротских учреждений отличаются склонностью к делинквентности, алкоголизации, наркотизации, высоким уровнем импульсивности и агрессивности [3–5].

  • В связи с этим изучение психического состояния, в том числе распространенности наркологической патологии среди детей, оставшихся без попечения родителей, является на сегодняшний день одной из актуальных и важных задач для современного общества.
  • Цель исследования: установление распространенности и структуры психических и аддиктивных расстройств у детей, оставшихся без попечения родителей.
  • Материал и методы исследования

Было проведено обследование 12 Центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей, всего обследованы 374 ребенка.

В подавляющем большинстве это были дети, оставшиеся без попечения родителей (лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с отсутствием родителей или лишением их родительских прав).

В настоящем исследовании использовались следующие методы: клинико-психопатологический, психометрический, статистический. Психометрическая диагностика проводилась с помощью стандартизированных скрининговых методик: опросников Спилбергера–Ханина (определение уровня тревожности), М.

Ковач (определение уровня депрессивного состояния), Леонгарда–Шмишека (оценка свойств характера и темперамента). Дополнительно дети-сироты обследовались на наличие наркологической патологии.

Помимо клинического осмотра и беседы, использовался опросник AUDIT (ВОЗ) (на предмет чрезмерного употребления алкоголя), для оценки донозологических форм потребления алкоголя применялась «Алкогольная анкета-опросник для подростков» Л.Т. Морозова (2008), а их степени оценивались согласно классификации Э.Е. Бехтеля (1986).

Необходимые дополнительные сведения о детях были взяты из личных дел, медицинской документации и бесед с социальными педагогами, психологами, воспитателями и директорами детских домов. Данное исследование было одобрено этическим комитетом и соответствующим протоколом (протокол № 87 от 30.11.2017 г., ФГБОУ ВО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России). Статистическая обработка полученных данных проводилась с помощью стандартного статистического пакета программ «Statistica 10.0» с применением хи-квадрата Пирсона (χ2).

Результаты исследования и их обсуждение

Из 374 обследованных детей 39,6% (n=148) составили девочки и 60,4% (n=226) – мальчики.

У большинства имеется отягощенная наследственность по алкоголизму одного или обоих родителей – 86% (n=322), соответственно эти дети воспитывались в условиях безнадзорности, а их родители были лишены родительских прав в связи с асоциальным образом жизни (пьянство, ненадлежащий уход за детьми). Помимо этого, в 7,8% (n=29) случаев родители имели судимость по различным статьям УК РФ, в том числе и за жестокое обращение с ребенком.

Анализ клинического обследования детей показал достаточно высокую распространенность психической патологии. Так, у 71,6% (n=268) детей имеются психические расстройства, и лишь 28,4% (n=106) остаются психически здоровыми.

Структура психической патологии по данным клинико-психопатологического обследования представлена следующим образом (по МКБ-10): ведущие места занимают органические легкие когнитивные расстройства (F06.7) – 27,6% (n=74) и задержки психического развития (F83) – 22,4% (n=60).

Также часто у воспитанников диагностировалось социализированное расстройство поведения (F91.2) – 22% (n=59). Небольшая доля приходилась на депрессивное расстройство поведения (F92.0) – 6% (n=16), тревожное расстройство поведения (F92.8) – 6% (n=16) и гиперкинетическое расстройство (F90.1) – 4,8% (n=13).

В меньшей степени у детей были выявлены: несоциализированное расстройство поведения (F91.1) – 3% (n=8), органическое непсихотическое расстройство в связи со смешанными заболеваниями (F06.82) – 2,6% (n=7), легкая умственная отсталость (F70) – 2,2% (n=6) и нарушение активности и внимания (F90.0) – 1,2% (n=3).

Такие расстройства, как энурез (F98.0) и энкопрез (F98.1) неорганической природы, имели место в 1,8% (n=5) и 0,4% (n=1) случаев соответственно.

Следовательно, немного чаще у обследованных детей-сирот обнаруживаются интеллектуальные нарушения (F83, F70, F06) – в 54,8%, а расстройства поведения и эмоций (F90, F91, F92, F98) – в 45,2% случаев соответственно. При сравнительно-половом анализе достоверных гендерных различий в структуре выявленной психической патологии не наблюдалось.

Следует также отметить, что у детей из обследованных Центров были выявлены в 58,3% (n=218) случаев факты психодезадаптивных эпизодов в детском возрасте: чаще всего это были задержки психического развития – 90,8% (n=198), реже – энурез неорганической природы – 7,4% (n=16) и эписиндром – 1,8% (n=4).

При этом у детей с выявленными психическими расстройствами данные психодезадаптивные эпизоды встречались в 62,3% (n=167) случаев и достоверно чаще, чем у психически здоровых детей – 48,1% (n=51) (p=0,01).

Психодезадаптивные эпизоды также немного чаще встречались у детей с интеллектуальными нарушениями (F83, F70, F06) – 56,3% (n=94), нежели с расстройствами поведения и эмоций (F90, F91, F92, F98) – 43,7% (n=73).

Анализ медицинской документации показал, что в 9,8% (n=37) случаев у детей-сирот отмечалась патология антенатального периода (фетоплацентарная недостаточность, задержка внутриутробного развития плода, угроза прерывания беременности, внутриутробные инфекции), в остальных же 90,2% (n=337) случаев матери воспитанников на учете по беременности не состояли или вставали на учет перед самими родами. Патология перинатального периода (асфиксия плода в родах, стремительные, затяжные или преждевременные роды, родовые травмы) выявлена у 50,6% (n=189) детей, постнатального периода (черепно-мозговые травмы, хроническая соматическая патология) – у 4% (n=15). При этом у детей с интеллектуальными нарушениями (F83, F70, F06) и расстройствами поведения и эмоций (F90, F91, F92, F98) перинатальная патология встречалась в 54,8% (n=80) и 45,2% (n=66) случаев соответственно, тогда как у детей без психических расстройств – в 40,5% (n=43) случаев, и их перинатальная патология отличалась отсутствием родовых травм и задержек внутриутробного развития плода. Следовательно, можно сказать, что патология перинатального периода и наличие психодезадаптивных эпизодов в раннем детском возрасте могут способствовать развитию психических расстройств и чаще в форме интеллектуальных нарушений.

Читайте также:  Задержка развития, что делать с таким диагнозом?

Поскольку выявленная перинатальная патология и психодезадаптивные эпизоды достаточно распространены у детей с психическими нарушениями, это, в свою очередь, также могло отразиться и на их поведенческом аспекте в настоящее время.

Так, подавляющее большинство воспитанников с психическими расстройствами имеют нарушения в поведении – 73,8% (n=198), которые чаще проявляются в форме конфликтного поведения (вспышки гнева, жестокости, агрессивности) – 52,5% (n=104), негативизма – 30,8% (n=61), бродяжничества – 15,2% (n=30) и суицидальных поступков – 1,5% (n=3), т.е. в основном в форме реакций протеста и отказа.

Следует отметить, что по проявлению агрессивности на первом месте находятся лица с органическим легким когнитивным расстройством (31,7%) и с социализированным расстройством поведения (30,8%). Также у детей с ЗПР чаще присутствует негативизм, чем остальные формы поведенческих нарушений, – 31,2% (p=0,005).

Суицидальные формы поведения были только у лиц с депрессивным расстройством поведения. В то же время среди детей с социализированным расстройством значительно чаще имело место бродяжничество – 53,4% (p=0,002). Нозологическое распределение поведенческих нарушений у детей представлено в таблице 1.

Также необходимо отметить, что у воспитанников, не имеющих в настоящее время диагностированных психических расстройств, в 26,4% (n=28) случаев отмечались те или иные формы поведенческих нарушений, т.е. практически каждый второй воспитанник обследованных детских домов имеет нарушения в поведении – 60,4% (n=226).

Таблица 1

Нозологическое распределение поведенческих нарушений у детей, оставшихся без попечения родителей

Диагноз (по МКБ-10) Формы нарушений поведения
Конфликтность Негативизм Бродяжничество Суицидальные поступки
абс. % абс. % абс. % абс. %
F06.7 (n=74) 33 31,7* 14 22,9 5 16,8
F83 (n=60) 10 9,6 19 31,2** 2 6,6
F91.2 (n=59) 32 30,8 11 18,0 16 53,4**
F92.0 (n=16) 5 4,9 4 6,6 2 6,6 3 100
F92.8 (n=16) 4 3,8 4 6,6 1 3,3
F90.1 (n=13) 7 6,8 2 3,3 1 3,3
F91.1 (n=8) 2 1,9 3 4,9 3 10,0
F06.82 (n=7) 5 4,9 2 3,3
F70 (n=6) 3 2,8 1 1,6
F98.0 (n=5) 1 0,9
F90.0 (n=3) 2 1,9 1 1,6
F98.1 (n=1)
Всего: 104 100 61 100 30 100 3 100

Примечание: * – p

Оксфордское руководство по психиатрии

Как DSM-IIIR, так и МКБ-10 содержат схему классификации психических расстройств детского возраста. Расстройства подросткового периода частично классифицируются согласно этой схеме, частично — по категориям, используемым во взрослой психиатрии.

Выделено семь основных групп детских психических расстройств, признанных практически всеми клиницистами; обоснованность такой группировки подтверждается результатами исследований, проведенных с использованием методов многомерного анализа (см.: Quay, Werry 1986). В данной книге для обозначения этих семи групп используются следующие термины (в скобках приводятся некоторые альтернативные варианты):

  • (1) реакции адаптации;
  • (2) общие нарушения развития (психозы детского возраста);
  • (3) специфические нарушения развития;
  • (4) расстройства поведения (асоциальные, или экстернализированные);
  • (5) гиперкинетические расстройства (расстройства с дефицитом внимания);
  • (6) эмоциональные (невротические или соматоформные) расстройства;
  • (7) симптоматические расстройства.

Многие из психических расстройств детского возраста невозможно удовлетворительно классифицировать, отнеся к какой-то одной категории. Поэтому предлагаются многоосевые системы.

Широкое применение получила система, которая содержит оси для: (I) клинических психопатологических синдромов; (II) специфических задержек в развитии; (III) интеллектуального уровня; (IV) соматических заболеваний; (V) анормальных социальных ситуаций.

Этой схемой (более подробные сведения о ней приводят Rutter, Gould (1985)) легко пользоваться; она позволяет клиницистам систематизировать различную информацию, необходимую при распределении детских психических заболеваний по категориям.

Классификация детских психических расстройств согласно DSM-IIIR и МКБ-10 представлена в табл. 20.1. Обе схемы очень сложны, поэтому в таблице отражены лишь основные категории. (Первая категория в каждой из этих схем — умственная отсталость — относится к состояниям, описываемым в гл. 21.

) В обеих системах есть рубрики для общих и для специфических нарушений развития, причем в рамках последней выделены три типа расстройств — развития речи и языка, развития школьных навыков и развития двигательных функций.

И в МКБ-10, и в DSM-IIIR присутствуют рубрики для расстройств поведения, которые разделяются на поведенческие расстройства, расстройства с дефицитом внимания (гиперкинетические) и оппозиционно-вызывающее расстройство. Обе системы содержат также рубрики для тревожных (эмоциональных) расстройств.

В DSM-IIIR имеются отдельные рубрики для расстройств приема пищи, расстройств выделительных функций и тикозных расстройств.

В МКБ-10 выделена самостоятельная рубрика только для тикозных расстройств, тогда как расстройства питания в младенчестве и детстве, неорганический энурез и энкопрез, заикание и форма быстрой, часто невнятной речи, определяемая как «речь взахлеб», классифицируются под рубрикой «другие поведенческие и эмоциональные расстройства, начинающиеся обычно в детском и подростковом возрасте». Расстройства сна в МКБ-10 описываются в разделе «поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями и физическими факторами». (Дополнительная информация о классификации в детской психиатрии дается у Rutter, Gould 1985; Cantwell 1985.)

Таблица 20.1. Классификация психических расстройств детского возраста
DSM-IIIR МКБ-10+
Умственная отсталость* Умственная отсталость
Общие расстройства развития* Общие расстройства развития
Специфические расстройства развития* Специфические расстройства развития
Расстройства развития языка и речи Расстройства развития языка и речи
Расстройства развития школьных навыков Расстройства развития школьных навыков
Расстройства развития двигательных навыков Расстройства развития двигательных функций
Другие расстройства развития Смешанные специфические расстройства
Деструктивные расстройства поведения Поведенческие и эмоциональные расстройства, начинающиеся обычно в детском и подростковом возрасте
Расстройства поведения Расстройства поведения
Расстройства с дефицитом внимания и гиперактивностью Гиперкинетические расстройства
Оппозиционно-вызывающее расстройство Оппозиционно-вызывающее расстройство
Тревожные расстройства в детском и подростковом возрасте Эмоциональные расстройства, специфичные для детского возраста
Сметанные расстройства поведения и эмоций
Расстройства приема пищи
Расстройства половой идентификации
Тикозные расстройства Тикозные расстройства
Расстройства выделительных функций Другие поведенческие и эмоциональные расстройства, начинающиеся обычно в детском и подростковом возрасте (включая расстройства питания в младенческом возрасте)
Другие расстройства раннего детского, детского и подросткового возраста

* Кодируется на оси II.

+ Порядок перечисления рубрик МКБ-10 изменен для облегчения сравнения.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *